На орбите без гарантии. Правда ли, что МКС «дышит на ладан»?

На орбите без гарантии. Правда ли, что МКС «дышит на ладан»?

США хотят продлить эксплуатацию Международной космической станции (МКС) как минимум на 10 лет. Об этом сообщила руководитель программы пилотируемых полётов NASA Кэти Людерс. Роскосмос же намерен после 2025 года выйти из проекта, поскольку станция, по словам руководителя полёта российского сегмента МКС Владимира Соловьёва, «дышит на ладан» и к середине десятилетия «нас ждёт полный швах».

Регулярные аварии и просто мелкие ЧП, участившиеся на станции, заставляют думать, что российская сторона смотрит на ситуацию более здравомысляще, чем американская. Но, возможно, нас просто пытаются убедить, что там всё очень плохо?

Трещины, дырки, задымления…

Человеческая деятельность в высокотехнологичной среде, каковой является орбитальная космическая станция, невозможна без поломок и аварий. На МКС их было немало. Строить станцию на орбите начали в 1998 году, и за эти без малого четверть века чего там только не случалось: выходили из строя компьютеры, генераторы кислорода и отвечающие за ориентацию в пространстве гироскопы, ломались унитазы, появлялись трещины и дырки (всем памятна эпопея трёхлетней давности с просверленным в корабле «Союз» отверстием), возникали задымления и даже возгорания.

Последний инцидент произошёл на прошлой неделе: в ночь на 9 сентября космонавт Олег Новицкий сообщил в Центр управления полётами, что в российском модуле «Звезда» сработала аварийная сигнализация, а экипаж видит дым и чувствует запах. Приборы показали наличие вредных веществ около медицинского шкафа. Источник возгорания космонавты не нашли, а позже Роскосмос дал разъяснения, что во время подзарядки аккумуляторов случилось замыкание.

Запах гари дошёл до американского сегмента станции — об этом сообщил астронавт Том Песке. К слову, о происшествии стало известно благодаря NASA, которое с некоторых пор открыто транслирует переговоры экипажа с Землёй.

«Полный швах» от Роскосмоса

Когда только запускали проект Международной космической станции, планировалось эксплуатировать её до 2015 года. Затем «срок годности» продлили до 2020 года, ещё позже — до 2024-го. Но при этом все участники проекта сходились на том, что станция может оставаться работоспособной вплоть до 2030 года. 

И вот 12 апреля этого года на совещании у президента Путина было принято решение, что с 2025 года Россия выйдет из программы МКС. Официально названная причина — износ станции. Сроки её эксплуатации, дескать, давно истекли, а техническое состояние модулей (в первую очередь это касается самого старого модуля «Заря») стремительно ухудшается, что в будущем чревато не просто авариями, но, возможно, и катастрофой. При этом было объявлено, что Россия намерена начать разработку своей собственной орбитальной станции нового поколения — РОСС.

На тему аварийного состояния Международной космической станции в последнее время неоднократно высказывался руководитель полёта российского сегмента МКС (а с недавних пор ещё и генеральный конструктор РКК «Энергия») Владимир Соловьёв. Пару недель назад в интервью РИА Новости он говорил: «В конце июля состоялось заседание президиума Научно-технического совета Роскосмоса, где отмечалось, что станция дышит на ладан. Средства на обеспечение эксплуатации станции до 2025 года выделены, но после 2025 года нас ждёт полный швах. В основном это касается герметичности корпуса и сложных вычислительных средств, которые выработали свой ресурс».

Соловьёв сетует, что никто из специалистов не может дать гарантию, что после 2025 года оборудование станции не начнёт выходить из строя: «На словах все убеждают, что ничего не поломается, но подписи под документом не ставят». В результате РКК «Энергия» отказывается давать положительное заключение о продлении гарантий по ключевому блоку станции — тому самому модулю «Заря». А ведь его системы на 80% уже выработали гарантийный ресурс.

Кому каверны, кому полости…

Если говорить о конкретных причинах появления трещин в корпусе МКС, то в общих словах они сводятся к пресловутой усталости металла — деградации его механических свойств из-за накопления повреждений в течение длительного времени. Это значит, что трещин будет становиться всё больше, и со временем они начнут расползаться.

Но есть и другие причины, по которым мы стали чаще слышать о многочисленных ЧП на орбитальной станции. «Конечно, рост аварийности имеет объективные основания — это выработка ресурса. Но, кроме того, информации об аварийных ситуациях стало больше после того, как NASA начало транслировать разговоры астронавтов и космонавтов. Те случаи, о которых раньше просто не сообщалось, теперь стали доступны СМИ и широкой общественности», — считает руководитель Института космической политики Иван Моисеев.

Как бы это странно ни звучало, в тиражировании новостей об аварийном состоянии российского сегмента МКС заинтересован Роскосмос: он хочет ускорить создание национальной орбитальной станции, а под это надо получить государственное финансирование, убедив власть и общественность, что МКС вот-вот развалится. Любое сообщение о каком-нибудь происшествии на станции быстро подхватывается и легко продвигается в новостных агрегаторах и соцсетях, уступая по популярности разве что сообщениям на политические темы. На руку этому хайпу стереотипный образ космонавта, созданный Голливудом: он одет в шапку-ушанку, вооружён кувалдой и вечно что-то латает и чинит на своей станции.

Примечательно, что оттенок драматизма приобретают новости о рядовых, казалось бы, событиях. Так, в конце августа тот же Владимир Соловьёв сообщил, что на семи российских иллюминаторах МКС (всего их двадцать) обнаружены «глубокие каверны», которые в будущем могут привести к потере герметичности. Слово «каверны» не всем понятно, и некоторые СМИ заменили его на «полости». В подаче новостей это звучало так, будто внутри стёкол появились непонятно откуда взявшиеся полости. Между тем, популяризатор космонавтики и блогер Виталий Егоров обращает внимание, что «каверны» — это профессиональный термин, их появление на корпусе космического корабля (или станции) неизбежно и никого из специалистов оно не удивляет:

«Для инженера РКК „Энергия“ „каверна“ — это отметина диаметром больше 1 мм от микрометеорита или космического мусора. Она может быть на корпусе, а может быть на стекле иллюминатора. Учёт каверн на стёклах нашего сегмента МКС ведётся раз в два года, и большого секрета из этого не делают. Более того, на Земле провели моделирование, чтобы точно знать, с какого размера каверны способны представлять реальную опасность разрушения стекла.

Почему же об этом заговорили только сейчас? Да потому, что МКС сейчас главный тормоз в создании новой российской космической станции. РКК „Энергия“ с радостью бы занялась ею, но денег не дают, ибо зачем, когда есть МКС? Вот и приходится напоминать, что станция не вечна, и о замене думать надо уже сейчас. Но это вовсе не значит, что МКС развалится прямо завтра, просто раньше об этом старались не напоминать, чтобы паники не создавать, а сейчас это стало выгодно.

Что насчёт реальной опасности для МКС… Конечно, любая пылинка, прилетевшая на скорости 8 км/с, не сделает стекло прочнее, и в какой-то момент стекло может растрескаться под внутренним давлением, что приведёт к разгерметизации. Но так уж получилось, что люди, проектирующие космические станции, слышали о космическом мусоре, поэтому заложили в конструкцию большой запас прочности. Так, иллюминаторы у нас двуслойные, и даже если внешнее стекло растрескается, то внутреннее удержит давление. Потом иллюминатор придётся закрыть и загерметизировать, но останутся другие, и если за 20 лет оказалась некритично повреждена только треть окон, можно надеяться, что остальные прослужат ещё и до 2024 года и далее».

Источник aif.ru