Ароматы много лет назад

Рынок в городе Мегиддо в Леванте 3700 лет назад: торговцы на рынке продают не только пшеницу, просо или финики, которые растут по всему региону, но также графины кунжутного масла и миски с ярко-желтыми специями, которые недавно появились. среди их товаров. Так Филипп Штокхаммер представляет себе суету рынка бронзового века в восточном Средиземноморье.

Работая с международной командой над анализом остатков пищи в зубном налете, археолог из LMU обнаружил доказательства того, что люди в Леванте уже ели куркуму, бананы и даже сою в бронзовом и раннем железном веках. «Таким образом, экзотические специи, фрукты и масла из Азии достигли Средиземного моря на несколько столетий, а в некоторых случаях даже на тысячелетия раньше, чем считалось ранее», — говорит Стокхаммер.

«Это самое раннее прямое свидетельство существования куркумы, банана и сои за пределами Южной и Восточной Азии». Это также является прямым доказательством того, что уже во втором тысячелетии до нашей эры уже существовала процветающая торговля экзотическими фруктами, специями и маслами на дальние расстояния, которая, как полагают, связала Южную Азию и Левант через Месопотамию или Египет.

Хотя существенная торговля между этими регионами подробно документирована позже, выявление корней этой зарождающейся глобализации оказалось сложной задачей. Результаты этого исследования подтверждают, что междугородняя торговля кулинарными товарами связывала эти далекие общества, по крайней мере, с бронзового века.

Очевидно, что люди с самого начала проявляли большой интерес к экзотическим продуктам.

Ароматы много лет назад

Для своего анализа международная группа Штокхаммера изучила 16 человек из раскопок Мегиддо и Тель-Эрани, которые расположены на территории современного Израиля. Регион на юге Леванта служил важным мостом между Средиземным морем, Азией и Египтом во 2-м тысячелетии до нашей эры. Целью исследования было изучение кухонь левантийского населения бронзового века путем анализа следов остатков пищи, в том числе древних белков и растительных микрофоссилий, которые сохранялись в зубном камне человека на протяжении тысяч лет.

Человеческий рот полон бактерий, которые постоянно окаменевают и образуют зубной камень. Крошечные частицы пищи захватываются и сохраняются в растущем камне, и именно к этим крошечным остаткам теперь можно получить доступ для научных исследований благодаря передовым методам. Для анализа исследователи взяли образцы у различных людей на территории бронзового века в Мегиддо и на территории раннего железного века в Тель-Эрани. Они проанализировали, какие пищевые белки и растительные остатки сохранились в зубном камне. «Это позволяет нам находить следы того, что ел человек», — говорит Стокхаммер. «Любой, кто не соблюдает правила гигиены полости рта, все равно будет рассказывать нам, археологам, что они ели через тысячи лет!»

Палеопротеомика — это название этой развивающейся новой области исследований. По крайней мере, исследователи надеются, что этот метод может стать стандартной процедурой в археологии. «Наше исследование с высоким разрешением древних белков и растительных остатков из зубного камня человека — первое в своем роде исследование кухни древнего Ближнего Востока», — говорит Кристина Уоринер, молекулярный археолог из Гарвардского университета и Института Макса Планка. Science of Human History и соавтор статьи. «Наше исследование демонстрирует большой потенциал этих методов для обнаружения продуктов, которые в противном случае оставляют мало археологических следов. Зубной камень — такой ценный источник информации о жизни древних людей».

«Наш подход открывает новые возможности для научных исследований», — объясняет биохимик и ведущий автор LMU Эшли Скотт. Это связано с тем, что отнесение отдельных белковых остатков к конкретным продуктам питания — задача не из легких. Помимо кропотливой работы по идентификации, сам белок также должен выжить в течение тысяч лет. «Интересно, что мы обнаружили, что белки, связанные с аллергией, являются наиболее стабильными в человеческом камне», — говорит Скотт, и это открытие, по ее мнению, может быть связано с известной термостабильностью многих аллергенов. Например, исследователи смогли обнаружить пшеницу с помощью белков глютена пшеницы, говорит Стокхаммер. Затем команда смогла независимо подтвердить присутствие пшеницы, используя тип растительных микрофоссилий, известный как фитолиты.

Фитолиты также использовались для идентификации проса и финиковой пальмы в Леванте в период бронзового и железного веков, но фитолиты не встречаются в изобилии или даже не присутствуют во многих продуктах питания, поэтому новые открытия в области белков являются настолько революционными — палеопротеомика позволяет идентифицировать продукты питания. которые оставили мало других следов, таких как кунжут. Белки кунжута были обнаружены в зубном камне как в Мегиддо, так и в Тель-Эрани. «Это говорит о том, что кунжут стал основным продуктом питания в Леванте ко 2-му тысячелетию до нашей эры», — говорит Стокхаммер.

Два дополнительных открытия белка особенно примечательны, объясняет Стокхаммер. В зубном камне одного человека из Мегиддо были обнаружены белки куркумы и сои,